Знания исцеляют

Андрей Степанов - врач, кмн


Previous Entry Share Next Entry
Должен ли пациент знать о плохом прогнозе?
чб
glagolas



На лекции по хирургии нам, еще студентам, рассказали о интересном клиническом случае. Главный врач клиники, профессор и учитель целого поколения хирургов, сама слегла в больницу с симптомами онкологии. Сразу стало ясно, что оперировать поздно, и это только ускорит приближение смерти.


Парадокс данного случая в том, что профессор даже не догадывалась насколько все плохо. За свою карьеру она поставила множество подобных диагнозов, навырезала сотни опухолей, но, как это часто бывает у самих врачей, заболевание протекало не совсем типично. Не смотря на плохой прогноз, она, как и ранее, была бодрячком и ежедневно раздавала своим ученикам-подчиненным люлей за то, что они не могут вылечить ее от пустякового заболевания. Но никто из подчиненных не решался рассказать ей о серьезности всей ситуации.

Надо сказать, что в те годы решение об информировании пациента о плохом прогнозе принималось индивидуально. Хорошо известно, что большинство пациентов, узнав диагноз, опускают руки и угасают на глазах. Именно этого и боялись ученики своего строгого профессора.

Устав от бесконечных разносов, коллектив решил, что пора все рассказать, но встал вопрос - кто зайдет в палату и скажет правду. Врачи, большинство из которых были учениками профессора, отказались сразу. "Я пойду и все расскажу" - не выдержала главная медсестра клиники.

Зашла, сказала и сразу вышла. Затем зашли врачи. Профессор была сама не своя - спокойно лежала на койке, не обращая внимания на собравшихся в палате коллег. Через несколько дней, без ухудшения динамики, она скончалась. Тогда этот случай еще больше убедил коллектив, что информирование пациента о плохом прогнозе может вредить лечению. Однако же бывают и другие примеры, когда человек воспринимает страшный диагноз, как вызов. Как же быть - говорить или молчать?



Featured Posts from This Journal


Говорить, конечно. Вот в примере, врач взяла и скончалась. И правильно, потому что знала, чем это может закончится. Дошло бы до метастаз, мучилась бы от страшных болей. А так спокойно ушла.

Были и метастазы уже. Однако метастазы коснулись только мягких тканей, поэтому болевой синдром был не выражен.

То что хирург знала, насколько неприятна и бесполезна борьба с собственной болезнью, могло привести ее к мысли о предпочтительности скорой смерти.

сейчас всё иначе

Интернет и уровень диагностических методов :(, кто дотошный - сам разберётся.

Формально:
- взрослым (самостоятельно зарабатывающим) - говорить
- родителям - говорить
- детям и неработаюшим отрокам - нет.

Ибо у взрослых слишком много обязательств, которые надо привести в порядок, в том числе перед собой.


Re: сейчас всё иначе

"Интернет и уровень диагностических методов, кто дотошный - сам разберётся."
Это да. Но в описанном случае речь идет о докторе. Не знаю, насколько это правда, что у докторов болезни протекают атипично.

Сам я думаю, что на данное решение лечащего врача должен влиять психолог.

у нас подобный близкий пример тоже есть, дедушке делали операцию и сомневались рак или нет, бабушка его лечила травками , разными настоями редьки и прочей гомеопатией, дедушка бегал бодрячком. А когда сказали, что по анализам все таки рак, дедушка резко слег и за две недели ушел. Перестал верить в жизнь, в себя, в то, что есть смысл бороться. Все-таки человеческий организм до конца не изучен, и возможно мозг наш решает порой гораздо больше, чем объективные данные анализов.

мозг решает ВСЁ, моя бабушка прожила 16 лет после операции. а тесть через пол-года умер. только жили они в разных странах.

Мы с мужем договорились, что надо обязательно информировать друг друга, ничего не скрывая.

Друг-другу говорить о своем заболевании? Или когда врачи говорят диагноз не пациенту, а родственнику, и родственник сам решает говорить или не говорить?

Конечно же говорить, какие могут быть вопросы. Если диагноз совсем плох, то важно сделать это аккуратно.
Что с этим знанием будет делать пациент не дело врача. Если пациент дееспособен - его право знать полную информацию о своём положении. Кто-то от этого угаснет быстрее на день или два, но, я думаю, основная часть зная о плохом диагнозе - постарается выполнить какие-то дела. Попрощаться с друзьями и родственниками, написать завещание и что угодно ещё.

Я безусловно предпочёл бы знание незнанию.

Edited at 2015-12-10 06:40 am (UTC)

"основная часть зная о плохом диагнозе - постарается выполнить какие-то дела"

Даже не знаю, большинство ли таких людей. В приличных стационарах есть штатная единица - психолог, в обязанностях которого входит работа с тяжелобольными пациентами и их родственниками. Они как-то должны участвовать в этом процессе.

Говорить однозначно.
Я бы хотела успеть привести в порядок все дела и прожить оставшиеся дни не как раб на галерах и не как подопытный пациент, а как свободный счастливый человек :)

Действительно, некоторые начинают ЖИТЬ, когда осознают близость смерти, которая на самом деле всегда рядом.

я тоже хотела бы знать

Больной должен знать. Тут и спорить не о чем.

правда? а чо мы тут спорим, без вашего разрешения?
а если больной не хочет знать -всё равно не о чем?

И чем это плохо? Она умерла без ухудшения динамики. Ее бы все равно не вылечили, по крайней мере тогда. Умирать в страшных муках или вот так...

Говорить нужно. Да, жизнь меняется. Но пациент имеет право и должен знать, сколько ему остается...И про психиатрические диагнозы должен знать сам, не только родственники.

интересно, а кто может сказать, "сколько ему остнется"? у вас с господом богом есть связи?

Нужно банально дать время на приведение дел в порядок. С родственниками поговорить, сообщить им о счетах и не закрытых кредитах. Может быть завещание написать.


Интересную тему вы подняли. Неоднозначную.
Много лет размышляю над вопросом, но к окончательному выводу так и не пришёл.
На деле, особенно, когда речь идёт об онкологии, в большинстве случаев "война с болезнью" всё равно обречена на провал. В диких мучениях, тратя немыслимые деньги, человек продлевает собственные и окружающих страдания ещё на несколько месяцев, а потом всё равно умирает. Редко кто входит в сколько-нибудь значимую ремиссию - но это хоть что-то. Потом всё равно обвал и мучительная смерть.
С другой же стороны - есть немало примеров, когда ремиссия наступает быстро и продолжается ощутимо длительное время, когда человек возвращается к нормальной жизни на год-два-три, а то и больше.
Спрогнозировать-то развитие событий крайне сложно.
Понятно, что всё зависит от конкретной патологии и прочая, а лимфома Ходжкина не равна карциноме лёгкого в плане прогноза.
Главный критерий здесь - есть ли шанс на ощутимое улучшение качества жизни и может ли человек позволить себе эту войну финансово. Видел немало случаев, когда мучения больного изо всех сил продлевают на год - полтора, а после его смерти семья уже не имеет ни одного шанса вылезти из долгов. Ни через год, ни через десять. Кто выиграл в этом раскладе? "Мы сделали всё, что могли" - это замечательно, но кому от этого стало лучше?
Непросто всё. Знаю только, что врачи сами по себе, если заболевают, редко вписываются в долгое лечение при низких шансах. А как правильно - кто ж его знает..

скажите, вы не онколог? мне очень нужен совет...

Без темы (Anonymous) Expand
(Deleted comment)
трупное окоченение дилетанты приняли за холодовое, брееед!

"Если смерти, то мнгновенной,
Если раны- небольшой..." (с)

Говорить,конечно. А скончалась она, судя по клинической картине, отнюдь не от онкологии.

говорить всем, чтоб успели всё успеть

?

Log in

No account? Create an account